enter
информационный проект снижения вреда

 Форум Снижения Вреда


Страницы: [1] 2 3 4   Вниз

Автор                           Тема:  Беспредел  (Прочитано 10108 раз)

Убегай

Беспредел
- 25 Дек 2012, 16:30:54

Наши права нарушаются и в России, и на Украине. Наши права нарушаются и на воле, и в заключении, наши права нарушаются и лечебных учреждениях, и в собственном нашем доме. У кого-то есть силы и мужество с этим бороться, у кого-то - нет. Но общество должно знать об этом беспределе. Потому что его основным условием является скрытность. Они стараются, чтобы никто ничего не узнал. Они БОЯТСЯ, что их грязные дела будут преданы огласке. Мы же должны знать, что нас может ожидать в нашем демократическом государстве, если не остановить тех, кто прикрываясь законом, и не думает с ним считаться. Тема создана и открыта для всех. Как для информации, так и для обсуждений.
 

Убегай

Беспредел
Ответ #1 - 25 Дек 2012, 16:45:52

За правду о событиях в Копейске: «Мне вполне конкретно сказали: злые дяденьки тебе голову отстрелят»
13.12.2012 08:39


Сайт Gulagu.net первым рассказал о событиях в Копейской исправительной колонии №6 в России. Социальную сеть для бывших, нынешних заключенных, их родственников создал Владимир Осечкин — предприниматель, отсидевший 4 года по экономической статье. За год сайт стал популярным, а сам Осечкин вошел в экспертный Совет по правам человека при президенте России. Однако после публикации материалов о ситуации в Копейске...

 ... на сайт началось давление — Осечкину впрямую угрожают, а ФСИН отменяет общественные слушания с участием координаторов сайта, назначенные на 12 декабря. В интервью PublicPost Осечкин рассказал о том, кому это может быть выгодно.Владимир Осечкин, создатель социальной сети Gulagu.net, бывший заключенный

Сейчас сайт осаждает огромное количество троллей и ботов, которые пытаются сбить с толку людей, приходящих обсуждать реальные проблемы. Связано это, я думаю, с растущей популярностью портала. В пиковые дни посещаемость материалов по Копейской теме у нас была порядка 25-28 тысяч уникальных посетителей в сутки — это довольно много для такого узкотематического портала, как Gulagu.net. Наши основные посетители — заключенные и родственники заключенных, но и силовики, и представители ФСИН к нам тоже, конечно, заглядывают.

И вот появилась такая закономерность — чем больше мы пишем по конкретным проблемам ФСИН, тем сильнее идет волна троллей. С одной стороны это люди, которые пишут на жаргоне криминальных авторитетов, с другой — якобы сотрудники ФСИН. И вот они пытаются «раскачать лодку». «Авторитеты» инсценируют нападки на «фсиновцев», те, в свою очередь, декларируют, что заключенные и их родственники для них — быдло и стадо. Идет осознанная эскалация конфликта. Доходит уже до конкретных угроз в мой адрес и адрес координаторов сайта.

— Почему вы уверены, что это боты и тролли, а не реальные люди?

Те, кто на самом деле прошел через места лишения свободы, эту «блатную романтику» в жизнь никогда не переносят, стараются ее забыть, как страшный сон. Я по себе это знаю.

— Кто, по-вашему, за этим может стоять?

Сперва мы думали, что это какие-то сторонние третьи силы, которые хотят нас рассорить со ФСИН. Но вот что интересно: 6 декабря, когда я был во ФСИН на Студенческой, 14, мне довелось поговорить с руководителем их пресс-службы Кристиной Белоусовой. И она мне задала вопрос: «Почему у вас с сайта удаляют комментарии, в которых позитивно пишут о наших сотрудниках?» Тут я четко понял: к тому, что к нам все эти боты и тролли пришли, имеет какое-то отношение пресс-служба ФСИН. Хотя это довольно глупо — мы всегда стояли на позиции отстаивания закона и законных прав граждан — как заключенных, так и сотрудников. Для нас главное, чтобы все было по закону.

На этой волне на сайт заходят и вполне конкретные люди — председатель ОНК Владимирской области Андрей Лыков, очень тесно сотрудничающий со ФСИН и всегда поддерживающий официальную позицию УФСИН по Владимирской области. Когда мы вскрыли факты вымогательства стройматериалов от родственников заключенных, он публично назвал это «гуманитарной помощью». И вот этот Лыков мне конкретно сказал: «Вы даже не представляете, куда вы лезете. Злые дяденьки тебе голову отстрелят и все остальное». Т. е. начались уже откровенные прямые угрозы. Все его комментарии у нас сохранены.

— Что-то кроме угроз было?

Да. 3 декабря, в понедельник, я с основной командой сайта должен был ранним утром вылетать в Челябинск. Накануне вечером я выступал на телеканале «Россия» с очень жесткой критикой челябинских официальных правозащитников, ФСИН, рассказывал о сложившихся во многих колониях системах пыток, это не только в Копейске происходит.

И вот в половину четвертого утра мы с женой проснулись оттого, что вся квартира в дыму, горит подвал, место, где фактически нечему гореть — у нас клубный дом. Я вызвал пожарных, но вся моя команда — блогеры, координаторы — к этому времени уже улетела в Челябинск. Так что, если бы не мои ранние сборы, мы все, жена и ребенок, могли бы задохнуться в этом дыму.

— Поджог?

Да, скорее всего был поджог. Сейчас проводится проверка, но вряд ли это было какое-то бытовое возгорание.

— На сайте вы пишете, что 12 декабря во ФСИН должны были состояться общественные слушания и даже вывесили перечень тем. Теперь выясняется, что слушания отменили...

Отменили. Мы планировали, что на слушаниях треть времени будет отдана экспертам-правозащитникам, треть — журналистам, пишущим на эти темы, и еще треть — бывшим заключенным и их родственникам. Но после прилета из Копейска во ФСИНе стали выражать недовольство, заявили, что Оксана Труфанова (журналистка, первая написавшая о беспорядках в ИК-6 — PublicPost) должна перед ними публично извиниться.

Я спрашиваю: «В чем неправда?» Они мне говорят: «Транспаранты, которые показывали заключенные, были написаны не кровью, как написано в статье, а краской». Но это же бред! Оксана говорила о рабском принудительном труде, о том, что людей годами держат в штрафных изоляторах, о том, что у них вымогают деньги... И все, о чем писала Оксана, полностью подтвердилось. В неформальной беседе мне Оксану предложили фактически «сдать».

Я, естественно, отказался — показал им статью Олеси Герасименко (специальный корреспондент «Коммерсанта», написавшая, в частности, о том, что начальнику ИК-6 в Копейске Денису Механову повара готовят перепелов, оленину и фуа-гра — PublicPost) и сказал: «Вы верите местным офицерам и не верите правозащитникам, а ваши офицеры врут». Я же Механова спрашивал на слушаниях 4 декабря, задал ему два вопроса — была ли у него «зондеркоманда», секция дисциплины и порядка, на территории ИК, и действительно ли ему личный повар из числа заключенных готовил фуа-гра и перепелов?

Механов заявил, что это ложь. Но о зондеркоманде говорили как заключенные, которые пострадали от нее, так и заключенные, которые в ней участвовали. Признались на камеру членам президентского Совета по правам человека! Механов — откровенный враль, это не офицер. Всем ведь уже понятно, что все это было: и подпольные цеха на территории колонии, и внутренняя служба контроля из числа заключенных...

Тогда же, за столом, прозвучала тема, я не помню, кто ее обозначил, что Gulagu.net может быть закрыт.

— На каких основаниях?

В том-то и дело! Для меня это было шоком. Разве у нас Федеральная служба исполнения наказаний решает, какой сайт будет работать, а какой будет закрыт? Но это прозвучало.

После этого от широкого круга людей мне стала поступать информация, что на нас, на Gulagu.net, на меня лично, на Дмитрия Пронина (руководитель проекта — PublicPost), на Оксану Труфанову на следующей неделе готовится какой-то серьезный наезд, что мы скоро будем не штрафные изоляторы проверять, а сами окажемся в СИЗО. Посмотрим.

— Расскажите немного о самом проекте.

Сайт существует на мои личные деньги и деньги моих друзей — предпринимателей, которые сами прошли через застенки. Никаких грантов мы ни от кого не получаем — ни от Запада, ни от криминальных авторитетов. Система построена по сотовому принципу — у нее нет какого-то одного главного человека. Грубо говоря, если завтра Осечкину подкинут наркотики или, действительно, какие-то злые дяденьки отстрелят голову, Gulagu.net будет работать.

Мы действуем строго в рамках правового поля. Законных оснований для закрытия сайта нет. Проблема в том, что мы сейчас выявляем настоящие преступные схемы по зарабатыванию денег, в которых участвуют тысячи заключенных. К ним причастны не только начальники колоний на уровне майоров — конечно же, там есть и интересы генералов ФСИН. Все это не может существовать без их ведома — начальников отделов, управлений...

Мне заключенные присылают на почту свидетельства — если Механов собирал с них меньше миллиона в месяц, то он был очень недоволен. Миллион рублей в месяц только с одной пыточной колонии, чистыми деньгами! Можно представить, сколько это будет в масштабах регионального управления... Именно поэтому мы и невыгодны.

Автор: Даниил Коломийчук, PublicPost                                                                                                            На что я хочу, чтобы все обратили внимание. На то, как пытаются уничтожить вышеуказанный сайт. И каким образом. У нас уже не раз возникали искусственные конфликты. В т.ч. и с сотрудниками милиции. Они пока что были единичными и не оказались эффективными. Кто-то из них видимо проявил личную инициативу, воспользовавшись общими методиками. Кто-то из тех, кому форум наркозависимых поперек горла. Можно сказать, что за Мотылек и его форум никто серьезно еще не брался. Поэтому несколько просьб. Не давайте к тому повода. Не ведитесь на провокации. И отслеживайте ситуацию. Всюду есть кнопка "Сообщить модератору". А наши модеры - одни из нас. Такие же, как мы сами. И обращаться к ним можно (и нужно) не с жалобой, а за советом. Если видите, что кто-то пытается раскачивать "нашу лодку".
 

POLINA

  • Глобальный модератор
  • Старожил
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1209
  • Умерла(сообщение от сына)(не шутка)
Беспредел
Ответ #2 - 26 Дек 2012, 03:11:47

      Ни для кого не секрет,что в России создан реестр "вредоносных" сайтов..И Мотылек,действительно,МОЖЕТ в него попасть..А может и не попасть..Все зависит от нас с Вами..Не создавайте своими же руками ситуацию,при которой это может произойти!! Иначе вполне возможно,что,в один "прекрасный" момент, россияне не смогут быть пользователями форума..
 Поэтому призываю Всех быть осторожными в своих высказываниях на страницах форума..
 И еще ПРЕДУПРЕЖДАЮ,что все посты с просьбами купить-продать или поделиться "рецептом" изготовления чего-либо,будут  УДАЛЯТЬСЯ сразу и без предупреждения и объяснения причин..Призываю форумчан,которые находятся на форуме уже достаточно долгое время и знают наши правила САМИМ пресекать такие попытки..
« Последнее редактирование: 29 Дек 2012, 22:18:03 от Полинка »
 

Moamer Kasumovic jr

Беспредел
Ответ #3 - 26 Дек 2012, 08:56:16

ну пусть внесут уроды в свой реестр. http://anonymouse.org анонимайзер. да их много. так-что россияне прорвутся как-нибудь надеюсь
говорите наркотикам "да". они любят, когда их фпитывают.
 

POLINA

  • Глобальный модератор
  • Старожил
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1209
  • Умерла(сообщение от сына)(не шутка)
Беспредел
Ответ #4 - 26 Дек 2012, 09:22:51

 А новые пользователи тоже найдут форум через анонимайзер? Или они нам не нужны вовсе?
 

Moamer Kasumovic jr

Беспредел
Ответ #5 - 26 Дек 2012, 10:30:14

с одной стороны "проститес! хуйню смрозилс!"(с)
а с другой стороны, нужны ли нам тупые новички?
вот если яндекс и гугл перестанут находить мотылек, то с этим надо будет как-то бороться))) я не знаю как, но я думаю прорвемся!
говорите наркотикам "да". они любят, когда их фпитывают.
 

Убегай

Беспредел
Ответ #6 - 26 Дек 2012, 13:49:51

Дело в том, что насколько я понял, сайты из черного списка вообще будут удаляться провайдерами из того контента, что они нам предоставляют. Вендер, ты сам как нашел форум? Через анонимайзер? Это еще нужно знать, что необходим такой подход. А чего кто-то вдруг начнет стремиться попасть на форум Мотылька, если никогда на нем не был и понятия не имеет, что он из себя представляет? Это ты теперь будешь искать способы и лазейки, когда он стал для тебя родным или хотя бы нужным и полезным. Если же Гугл выдаст (если выдаст) Мотылек, как один из возможных вариантов по твоему запросу, но попасть сюда ты не сможешь, зато легко попадаешь на какие-нибудь другие сайты, ты даже не узнаешь, что потерял. И потерял ли вообще что-то. Ты думаешь начали бы затевать весь этот сыр-бор с черными списками, если бы он ничего не менял? И если новичок не разбирается в IT технологиях, ты не захочешь ему помочь в проблемах, связанных с нашей общей бедой? Сколько тут заходило и девчонок, у которых муж в системе и просили подсказки, помощи. Чья-то мама заходила, хотела понять, как помочь сыну и вообще, кто мы такие. Все ли мы конченные сволочи или есть среди нас нормальные люди? Ты хочешь от всех требовать, чтобы сначала стали спецами в инет-технолоджи? То, что ты написал - первая реакция на сообщение. Она понятна. Но ведь можно и подумать. Ясно, что прорвемся. Мы останемся. Пользователи с Украины будут заходить, пополняя наши ряды. Но форум задумывался не как площадка для болтовни под кайфом ( это не в твой адрес), а как сайт для тех, кто нуждается в помощи и поддержке. Так что давайте будем немножко серьезней. И не забывать, для чего мы здесь.
 

Убегай

Беспредел
Ответ #7 - 26 Дек 2012, 18:20:53

Продолжение истории.                                                                                                                                "Правда о «зоне» в российском Копейске: ад за фасадом благополучия
24.12.2012 08:32


...В зоне хорошо себя чувствуют те, кто сотрудничает с режимом; кто стучит на своих товарищей; кто по приказу надзирателя может отобрать у своего товарища деньги, еду, имущество, наказать, закрыть глаза на унижение...

 ИК-6 - колония в Копейске. Когда в неё входишь, она производит впечатление такого, очень респектабельного и шикарного с виду, тюремного заведения. Какие-то мраморные плиты при входе, пластиковые панели, всё чистенько и всё сверкает, всё блестит - как в кино. И вдруг вы попадаете в ад! Человек, который смотрит на вас вот так вот, прямыми глазами, начинает говорить: «Меня привязали к решётке; меня распяли; меня били по почкам дубинками».


Первое - это недоверие к нему. Да, мысль то у нас, какая? Это же уголовники. Они же лгут. Спрашиваешь его: «Да кто ж тебя бил-то? Как ты докажешь, что тебя били? Может быть тебя и не бил даже никто» Говорит: «Ну, да. Так же мне следователь, когда я написал жалобу, сказал: «А свидетели у тебя есть?» Говорит: «А какие у меня свидетели, когда били несколько надзирателей, и никого кроме них не было?».

Человек в тюрьме абсолютно бесправен. Самое страшное для меня в этой тюрьме, в этой зоне, что она является моделью государства, в какой-то мере. Я увидел, что тюрьма не существует отдельно от нашего общества и от нашей жизни.
 Мы говорим что все наши действия подчинены общественному интересу, оправдываем то, что мы видим. Говорим: «Ну, так надо для государства, для общества», - но ни государство, ни экономика больше не работают на общество в России. Сильные люди работают на свой карман, на свой интерес. Государственные чиновники работают на свой интерес. То, что перепадает обществу, - то, собственно говоря, ему и достаётся.

Зона - именно эта схема, но доведённая до совершенства. Лагерная. Начальство колонии, глава колонии, надзиратель – они, может быть, и не садисты, но они просто следят за порядком. А какой порядок? Порядок такой, что если ты выделяешься из общей толпы зеков, у тебя есть какая-то личность; ты не хочешь сгибаться в три погибели, ты не готов унижаться, не готов стоять, ломая шапку, и говорить: «Да, гражданин начальник. Нет, гражданин начальник», заглядывая подобострастно ему в глаза, - значит ты опасен. Значит тебя надо кинуть в ШИЗО и держать там полгода, - в этой узкой камере, где под потолком на высоте двух с половиной метров находится малюсенькое окошко, пробитое в толстенной бетонной стене, где стоят такие три бетонных столбика, на которых ты можешь присесть. Но у тебя позвоночник начинает разламываться от того, что ты не можешь лечь, лечь днём, - это нарушение режима. И люди там сидят предельно больные.

Вот я разговаривал с человеком. Он полгода сидит в таком ШИЗО. Почему сидит? Я понимаю, что он не совершает никаких опасных преступлений: он не бросается на охранника с ножом, он не кричит: «К восстанию, зеки! Сколько терпеть нам?!» Просто в нём есть личность. Он не готов сломиться. Спрашиваю: «Почему тебя посадили?» - «Потому, что начальник приходит, при мне испражняется в унитаз и говорит: «Вымой унитаз!» Почему я должен мыть за ним унитаз? Почему?»

И зеки-то понимают – почему. Потому что это норма: начальник хочет сломать его человеческое достоинство. Если ты раз это сделаешь, - потом ты сделаешь другое, третье. Потом к тебе придут и скажут: «Предай. Настучи. Донеси». В зоне хорошо себя чувствуют те, кто сотрудничает с режимом; кто стучит на своих товарищей; кто по приказу надзирателя может отобрать у своего товарища деньги, еду, имущество, наказать, закрыть глаза на унижение. Входит начальник, говорит: «Тут вот жаловались, что там кого-то избивали. Кто это видел?» Все, естественно, испуганно замолкают. Нас тюремщики пытались уверить: «Кого вы защищаете?!» – Сказали. – «Это тяжёлая зона. Там сидят наркоторговцы; там сидят убийцы; там сидят грабители; там сидят насильники, и т.д. Как их можно защищать?»

Я их спросил: «Простите, - говорю, - господа генералы." А там вот нам это говорили два генерала. "Вы хотите сказать, что вы ещё дополнительно их наказываете после приговора суда? Но ведь по приговору суда эти люди наказаны тремя вещами: они ограничены в перемещении, они ограничены в контактах с людьми, они ограничены в своих гражданских правах».

Эти три вещи, пока мы находимся на свободе, мы не ощущаем, как необходимые. Да, я не идеализирую контингент, так называемый. Среди них есть люди с криминальными наклонностями. Среди них есть те, кто, наверно, склонен к совершению преступлений. Среди них есть люди озлобленные, с надломленной психикой. Среди них есть люди, которые хотят стать частью криминального мира, которые хотят жить асоциальной жизнью.

Но я скажу вам откровенно, что вот этот вот заключённый, грузин, про которого все говорили, про которого я рассказывал, которого распинали, Георгий, - ему остаётся сидеть несколько месяцев. Ну, хорошо, он не сломанный человек. Я не вижу в нём озлобленности. Я вижу, что он, на самом деле, не смотря на полгода в ШИЗО, штрафного изолятора, чувствует себя человеком, держится с достоинством.

Но я вижу: в соседней камере был человек, который напоминал просто полутруп с выбитыми передними зубами, с трясущимися руками, с глазами затравленного зверя, который рассказывал, как его били надзиратели. Зачем они его били? Этот человек не производит впечатление опасного. Сломать! Он сам говорит: «Они хотят меня сломать. Я не буду ломаться». Он пытался покончить самоубийством.

Это важнейший момент - тюрьма и зона не должны быть источником уничтожения, истребления и слома человека, какой она является сегодня и в этой зоне в Копейске. Это не потому, что именно здесь какие-то садисты. Вот зеки работали на производстве, по 15 часов некоторые из них работали. Это производство - вредное частично - переработка пластмассовых отходов, старых шприцов, со следами крови на этих шприцах, т.е. несущие, возможно, в себе СПИД, гепатит, другие инфекционные заболевания и т.д. Они получали зарплату за эту работу (мы видели квитанции) - 40 рублей, 60 рублей, 20 рублей.

Нам рассказывали, что некоторым выдавали семь рублей в месяц, хотя товар, который они производили, продукцию - продавала зона за достаточно большие деньги. И надзиратели, и связанные с ними люди, я уверен, из прокуратуры, надзорных разных органов, - они же закрывали глаза на это. Но они не могли этого не видеть.
  Труд заключённых бесплатен, фактически рабский труд. Доходность такой зоны - десятки, кто-то говорит - сотни миллионов рублей в год. Фактически это жестокая система эксплуатации и контроля за жизнью и трудом тех людей, которые по каким-то причинам оказались материалом этого производства, его рабочей дешёвой бесплатной трудовой силой.

Я подозреваю, что такова вся система исполнения наказаний в России. В этой стране они создали свой мир, в котором у них есть свои собственные рабы, которые туда поступают постоянно.

Я теперь понимаю, почему суды постоянно выносят обвинительные приговоры. У меня возникло ощущение, что в России почти ноль процентов оправдательных приговоров для того, чтобы постоянно поставлять этому УФСИН - ГУЛАГу бесплатную рабочую силу. Потому что это огромный бизнес с невероятной доходностью.
 Большинство людей тюрьма ломает. Люди выходят из такой тюрьмы (я видел) либо озлобленными людьми, которые хотят мстить и ненавидят всё живое, либо сломленными: их можно заставить делать всё, что угодно.

Даже вера в Бога там тебе не поможет. Я просто не понимаю, как там быть верующему. Эта же зона будет ломать и его. Она не может его не ломать. Потому что верующий - это человек с достоинством, верующий - это человек с чувством сохранения внутренней личности, связанной с Богом.

Тюрьма должна меняться. И общество должно понять, что тюрьма и воля связаны воедино. Они не существуют отдельно друг от друга.Тюрьма - это худшая концентрация того, что здесь в нашей жизни происходит. Тюрьма является зеркалом нашей жизни здесь. В котором отражается наша жизнь, наше общество и мы сами...

Автор: Максим Шевченко. "Украина Криминальная".
 

Убегай

Беспредел
Ответ #8 - 27 Дек 2012, 15:12:52

В Забайкальском крае закончено расследование одного из громких дел о пытках и массовом избиении заключенных Краснокаменской колонии №10. Обвиняются 8 сотрудников колонии. Руководители ИК смогли уклониться от "правосудия".                                                                                   ___
Рассказ осужденного Сергея Бродягина. «Проснулся от дыма и гари. Все вокруг шумели, ходили. Наш барак еще не горел, было просто дымно. В окно увидел, что соседний барак уже полностью горит. Я оделся и с другими осужденными выбежал на улицу. Кто совершил поджог нашего барака, не знаю. На улице было темно. Все бегали, кричали. Мы пошли на плац. Там уже находились другие осужденные. На плацу находились до утра», — отмечает Бродягин.

Уже утром, продолжает осужденный, сотрудники колонии начали вызывать заключенных по одному и уводить их в стороны здания штрафного изолятора (ШИЗО). Самого Бродягина окликнул «сотрудник по отчеству Кимыч». Вместе с другим заключенным он повел Бродягина в сторону изолятора. По дороге к ШИЗО, говорит Бродягин, им встретился начальник расположенного на территории колонии СИЗО-2 по фамилии Трухин. Трухин потребовал, чтобы зэки признались в поджоге. Бродягин, по его словам, признаваться не стал, а сопровождавший его заключенный Евстрафилов «сказал, что все знает», и после этого был сопровожден в СИЗО-2.

«Мне Трухин сказал: «Посмотри: вот ШИЗО, там бьют и убивают». Когда я зашел под крышу ШИЗО, я попал в ад. Дежурный по отчеству Кимыч крикнул мне: «Бегом, сука!».

Я сказал, что не могу бежать, у меня инвалидность по суставам (ювенильный хронический ревматоидный артрит). Сразу сзади мне прилетел от Кимыча удар ногой в спину. Я упал. Подбежали еще три сотрудника, стали бить меня дубинками. Ударов было множество. От этого у меня онемела нога. Меня схватили за воротник и волоком потащили ко входу в ШИЗО. Перед изолятором стоял «живой коридор» из сотрудников колонии. Меня протащили по этому коридору, нанесли множество ударов дубинками по телу», — утверждает Бродягин.

На этом побои не закончились. Сотрудники колонии якобы растянули заключенного на полу «звездочкой» и стали бить дубинками с новой силой. Помимо дубинок, если верить Бродягину, сотрудники били руками, ногами, палками, применяли электрошок, сопровождая все это криками и унижениями.

Избиение продолжалось около 20 минут — все это время от Бродягина, по его словам, требовали признаться в поджоге. Не увидев требуемой реакции от зэка, Бродягина повели в СИЗО-2.

Там его поставили к стене, расставив ноги шире плеч, и начали по ним бить, рассказал он. «Поняв, что я не могу раздвинуть ноги, они сказали: «Ладно. Стой так». Вместе со мной на растяжке стояли Евстрафилов и осужденный по кличке Сирота. Их вместе со мной избивали дубинками, руками и ногами. Продолжалось все это около часа. Я упал и потерял сознание. Очнулся от того, что на меня лили воду. Один из сотрудников сказал, чтобы нас перестали бить, а то мясо от костей оторвется — ему еще смену сдавать. Сам я идти не мог, в камеру меня унесли», — говорит Бродягин. Уже в камере к избитому заключенному пришел начальник СИЗО-2 Трухин и предупредил, чтобы зэк не рассказывал о том, что его били. А если он ослушается, Трухин найдет свидетелей, которые укажут на Бродягина как на поджигателя.

Заключенный Денис Иринченко в своих показаниях предполагает, что бунт произошел из-за того, что осужденных до этого били.

«Я слышал, сотрудники даже могли надеть урну на голову осужденного», — рассказывает Иринченко.

Во время пожара он, как и большинство зэков, собрал вещи и вышел из барака. По его словам, всех заключенных на утро посадили на корточки, скомандовали опустить голову вниз и завести руки за затылок. Потом группами их начали поднимать и вести в ШИЗО.

Заключенные проходили через «живой коридор» сотрудников, которые били их дубинками. У входа в изолятор зэкам снова приказывали сесть на корточки и опять избивали — на этот раз помимо дубинок применяли электрошокер. За углом в ШИЗО один из сотрудников по фамилии Зинченко показал Ириченко дубинку и спросил: «Знаешь, где она побывала?». Заключенного, с его слов, заставили раздеться, положили на землю и начали бить. Избивая Ириченко, сотрудники прижимали его голову к земле руками и ногами.

«Напротив меня на земле лежал осужденный К. Я видел, как Зинченко подошел к нему и затолкал в его анальное отверстие дубинку. К. кричал.

Сотрудники перестали меня бить, я оделся и по команде зашел в ШИЗО, где меня поместили в камеру», — утверждает Ириченко. В СИЗО-2 избиения прекратились.

По словам Виталия Черкасова, все обвиняемые — оперативные работники колонии или надзиратели. «Помимо избиения дубинками в деле есть свидетельства о том, что в «живом коридоре» из сотрудников колонии были собаки. Когда зэки снимали побои, они фиксировали укусы», — отмечает правозащитник.

Почему краевые следователи не оставили в качестве обвиняемых руководителей колонии, в первую очередь его начальника Александра Рябко, руководитель ЗПЦ не понимает. «Массовые избиения не могли случиться без ведома начальника. Это мое мнение», — говорит он. Более того, продолжает правозащитник, уволенный тогдашним директором ФСИН Александром Реймером Рябко вскоре сумел восстановиться в должности. И даже если работу в ИК-10 он в итоге не продолжил, «раздражает наглость», говорит Черкасов.

Он убежден, что потерпевших и обвиняемых могло быть и больше, если бы ФСИН не препятствовала работе краевых следователей. По словам руководителя ЗПЦ, когда зэков этапировали в читинские колонии, на многих начали оказывать давление. «Некоторых умудрялись этапировать обратно в ИК-10. Там им предлагали УДО или еще что-то в обмен на молчание. Некоторые соглашались», — отмечает правозащитник
 

Убегай

Беспредел
Ответ #9 - 05 Янв 2013, 20:17:59


     Это перенесено из новостей.   Кто читает наши Новости, уже знаком с этим материалом.                                                                                                                                                                 Подробно о том, как милиция и суд сфальсифицировали уголовное дело и приговор на невиновного. И как теперь, чтобы замести следы своих преступлений, гробят его в тюрьме.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Провальный спектакль
Напомним, 27-летнего ялтинца суд приговорил к пяти годам лишения свободы, не имея при этом ни одного доказательства его вины. Парня обвинили в незаконном приобретении и хранении марихуаны якобы с целью сбыта. Главную роль антигероя сыграл в этом деле некий Сергей Г., которому Довгошей одолжил денег.

Должник решил вернуть их Алексею спустя полгода, да и то частями. В феврале 2011 года он отдал Алексею 300 гривен. Через несколько дней вызвался отдать еще 300, чуть позже еще 300. При последней передаче денег парни встретились, поговорили, Сергей отдал Алексею деньги, а в трехстах метрах от дома Довгошея вдруг задержали работники ОБНОН.

Как оказалось, Сергей Г. был не простым должником, а информатором ОБНОН. И он не просто отдавал Довгошею деньги, а участвовал в милицейской операции под названием «Закупка наркотика». Ее итог был таков: у покупателя (!) нашли коробки с коноплей, а у Алексея соответственно деньги. Процедуру «закупки» борцы с наркотиками зафиксировали, сняв на… камеру мобильного телефона.

Как зафиксировали, так и дело уголовное слепили — как попало. Все это обнаружилось уже в ялтинском суде, который, к слову, был похож провальный спектакль сельской театральной студии. Ну посудите сами: даже первые строки приговора звучат нелепо: «Подсудимый Довгошей при неустановленных следствием обстоятельствах и времени (?) незаконно приобрел и хранил при себе (?) особо опасное наркотическое вещество — каннабис (марихуана) с целью сбыта». Откуда же стало известно, с какой целью?

Также на суде «не обнаружились» главные вещественные доказательства — коробки с марихуаной. (Ушла на фабрикацию следующего дела.) Суд принял ходатайство защиты об осмотре этих коробков, но они вдруг куда-то пропали. Не обратили никакого внимания судьи и на нестыковки по времени в показаниях сотрудников милиции: то при свете фар была произведена закупка, то в 13.40 дня. Да и свидетели давали разные показания о месте происшествия и месте осмотра покупателя — получалось, что присутствовали они одновременно в разных концах города. Видно, не договорились. Еще интересен и тот факт, что протоколы допросов свидетелей составлены в совершенно одинаковых выражениях и даже с одинаковыми орфографическими ошибками, притом, что были написаны ими якобы собственноручно.

Также суду не были представлены технические средства, которыми производилась аудио- и видеозапись, если не считать таковым мобильный телефон милиционера. Да и на этой некачественной записи не зафиксирован ни момент передачи денег, ни спичечный коробок, ни даже разговор об этом. А что тогда доказывает запись? Только факт встречи Алексея с Сергеем? Алексей этого и не отрицает.

Следователь, ведший уголовное дело, вообще сел в лужу, когда на вопрос судьи о вещественном доказательстве ответил, что… это был - МЕТАДОН!. Судья даже переспросил его: «Вы уверены, что метадон?» «Да», — ответил ей следователь, видимо уже забыв, что именно подкинули парню. Свидетель обвинения, подставивший Алексея, сначала не являлся на заседания, потом его доставили под конвоем, но в зал не заводили. Он стоял за приоткрытой дверью и, зажав нос пальцами, чтобы исказить голос, отвечал на вопросы судьи.

Когда суд приговорил Алексея Довгошея к пяти годам лишения свободы, его родители были шокированы, ведь для их сына это звучало, как смертный приговор. Они с самого детства вырывали его из лап смерти, борясь с тяжелым онкологическим заболеванием. И вот когда сын вырос и болезнь вроде начала отступать благодаря постоянному лечению, он был приговорен к пяти годам тюрьмы.

Родители Алексея уверены: все, что произошло с сыном, — чистая «подстава». «Его решили наказать, чтобы не лез куда не следует», — утверждает мать парня. Дело в том, что встреча Алексея с обноновцами была не первой. До этого, рассказывают родители, Алеша поругался с ОБНОНовцами, когда те задержали его друга из Белоруссии и забрали у него паспорт.

Довгошей друга не бросил и постарался помочь. Уже в кабинете милиционеры ему намекнули, что задержанный белорус может получить свой паспорт за вознаграждение. Однако Алексей, будучи студентом юридической академии, отказался им платить и добился освобождения друга, задержанного незаконно с единственной целью - срубить бабла. Белоруса в итоге отпустили, но Довгошею напоследок сказали: «Раз ты такой грамотный, мы найдем способ тебя посадить. Готовься!» Угроза практически сразу была выполнена: Алексей Довгошей получил пять лет заключения с отбыванием наказания в керченской колонии №126.

Изменить меру пресечения
Родители Алексея сразу после оглашения приговора написали жалобу в Апелляционный суд Крыма. Последний ее рассмотрел, но приговор почему-то оставил в силе. И тогда делом Довгошея заинтересовались украинские и крымские СМИ: в нескольких печатных изданиях были опубликованы статьи, журналисты каналов «Интер» и «Украина» сняли ряд сюжетов и передач об онкобольном заключенном, которого осудили, не имея ни одного доказательства его вины.

Благодаря вмешательству журналистов о судьбе ялтинца узнали и отечественные правозащитники. На сторону обвиняемого встала известная правозащитница Татьяна Яблонская, которая до глубины души была возмущена фальшивым судом и таким же следствием и теперь делает все, чтобы Алексей вышел на свободу.

Зимой нынешнего года адвокат Алексея Довгошея Михаил Усманский направил жалобу в Высший специализированный суд Украины. 24 июня нынешнего года она была рассмотрена, и коллегия судей отменила решение Апелляционного суда Крыма и направила дело на новое рассмотрение опять в Апелляционный суд. На этот раз судьи уже повнимательнее изучили аргументы защиты, изложенные в жалобе, и пришли к выводу, что право обвиняемого на защиту действительно было грубо нарушено и не рассмотрены жалобы на действия следственной группы и прокурора. Но самое главное — были установлены ФАКТЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ материалов уголовного дела. (И опять все та же история - чтобы отпустить Алексея, нужно сажать ментов.)

6 сентября Апелляционный суд АРК повторно отменил приговоры ВСЕХ судов, и Алексей стал уже не обвиняемым, а подозреваемым. Тем не менее для парня практически ничего не изменилось: он так и остался за решеткой, из керченской колонии его перевели в СИЗО.

Ни в колонии, ни в следственном изоляторе онкобольному не оказывали и не оказывают по сей день необходимую медицинскую помощь, потому что в штатном расписании этих заведений нет врача-онколога. За два года, проведенных за решеткой, Алексею стало намного хуже — начался рецидив болезни, увеличились лимфоузлы. Ему крайне необходимы обезболивающие препараты, но по ту сторону решетки доступ к ним запрещен.

Суд и доныне игнорирует ходатайство защиты, уверенной в том, что уже не обвиняемый, а подозреваемый онкобольной человек не может содержаться под стражей по состоянию здоровья и на законных основаниях может быть отпущен под подписку о невыезде. Это подтверждают медицинские заключения и сами врачи-онкологи, один из которых лично сделал соответствующее заявление в суде. Однако суд глух.

Правозащитницу Яблонскую такая позиция служителей Фемиды откровенно удивляет. О том, что суды избирают мерой пресечения содержание в СИЗО, она высказалась так: «Я думаю, это идет еще с советских времен, когда желание унизить даже невиновного человека было основным. Чтобы он взял на себя преступление, которое не совершал.

Нет потребности в содержании в СИЗО. Это не потребность государственного департамента по исполнению наказаний, это проблема прокуратуры и суда. Один из бывших прокуроров рассказывал, что у него показатель раскрываемости составляет 90%. Но такого нет нигде в цивилизованном мире. На Западе эта цифра не превышает 50%. То есть можно с уверенностью сказать, что примерно 40% людей ЗАСТАВИЛИ ПРИЗНАТЬСЯ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, КОТОРЫХ ОНИ НЕ СОВЕРШАЛИ».
  (И у нас еще удивляются, что судьям рубят головы. Удивляться надо тому, что их не рубят следователям, операм и прокурорам, фальсифицирущим уголовные дела. Одни это делают ради наживы, другие ради высокого процента раскрываемости, третьи, чтобы скрыть грехи остальных...)
Теперь судьбу Алексея Довгошея решает ялтинский суд. На данный момент состоялись уже 8 заседаний по пересмотру дела онкобольного — Фемида делает работу над своими же ошибками. Так, к примеру, на одном из заседаний выяснилось, что эксперт, проводивший экспертизу наркотиков, не имел на это полномочий, потому что не состоял в реестре судебных экспертов. То есть незаконно полученные результаты экспертизы с полным правом можно считать недействительными.

На днях состоится уже седьмое судебное заседание ялтинского суда по пересмотру дела Алексея Довгошея. Практически каждое из них откладывается. Судья объясняет это отсутствием двух важных участников процесса — работников ОБНОН, состряпавших дело Довгошея, один из которых вскоре был арестован за вымогательство взятки.

Получается, нечистых на руку милиционеров по каким-то неведомым причинам никак не могут довезти до зала суда. А быть может, попросту не хотят? По всей вероятности, служители Фемиды понимают, что допустили судебную ошибку, и теперь не знают, как выкрутиться с наименьшими потерями. Но самое страшное, что во время всей этой искусственно созданной судебной тягомотины онкобольной человек, вина которого не доказана, борется со смертью в застенках СИЗО.
 

Убегай

Беспредел
Ответ #10 - 08 Янв 2013, 19:13:32

На это раз - довольно коротко.                                                                                                               "Перед новым годом глуховские СМИ писали о том, что 22 декабря в Глухове во дворе дома № 34 по ул. Репина был найден труп С ПРИЗНАКАМИ НАСИЛЬСТВЕННОЙ СМЕРТИ Леонида СКРИПКИ,1956 г.р.

По последним известиям от правоохранительных органов, подозреваемый покончил с собой. Отсидев трое суток в отделении милиции, мужчина вернулся домой и повесился.

Следствие теперь еще больше запутано. Есть версии, что подозреваемых в убийстве - несколько. (А мне кажется, все довольно просто. )
 

Убегай

Беспредел
Ответ #11 - 12 Янв 2013, 15:59:42

Хроника 2012                                                                                                                                                                                                                                                                                  Управление СКР по Башкирии в июле проводило проверку по факту смерти заключенного. Его сокамерники рассказывают, что он скончался от побоев, нанесенных сотрудниками колонии. 118 осужденных обратились к руководству колонии с письменным заявлением об отказе от пищи, а пятеро вскрыли себе вены в знак протеста.

«11 июля сотрудники колонии зверски избили сразу несколько осужденных, которые нам пожаловались на администрацию, – сообщила член Общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания по Башкирии Амира Жукова. – На этот раз все закончилось трагически: один из осужденных, по фамилии Ласько, умер», – заявила она. Его смерть стала причиной протеста осужденных.

В пресс-службе УФСИН по Башкирии сообщили, что к осужденному действительно применялись спецсредства. «Однако телесные повреждения, полученные при применении спецсредств, расцениваются экспертом как повреждения, не причинившие вреда здоровью».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     15 августа 2012 года

Ивдельский городской суд вынес приговор в отношении бывшего начальника отряда по воспитательной работе ИК-55 по Свердловской области Сергея Козина..

Суд установил, что начальник отряда ИК-55 Козин С. 19.11.2011 года, через посредника получил взятку в размере 30 тысяч рублей за оформление положительных документов на УДО  осужденного Ч. При получении взятки Козин С. был задержан сотрудниками службы собственной безопасности по Свердловской области.

Приговором суда осужденному назначено наказание в виде штрафа в размере 540 тысяч рублей с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года. Через 2 года можно возвращаться отбивать выплаченные деньги.
                                                                                                                                                                                                 29 августа 2012 года

Сотрудники ИК-2 по Татарстану жестоко избили 18 осужденных, находившихся в штрафном изоляторе.

По словам самих пострадавших, работники ИК-2 в касках, со щитами и резиновыми дубинками ворвались в камеры и стали бить осужденных по различным частям тела, в том числе по жизненно важным органам.

Родственники пострадавших пояснили, что насилие продолжилось и на территории прогулочного двора: свидетелями стали люди, приехавшие на длительные свидания к осужденным. Факт массового избиения также может подтвердить бывший осужденный ИК-2, который освободился через несколько дней после инцидента.

При посещении ШИЗО члены Общественной наблюдательной комиссии и представитель прокуратуры обнаружили у осужденных телесные повреждения.

«При этом осужденным до сих пор не оказали медицинскую помощь, – отмечают родственники пострадавших. – Среди избитых есть инвалид с детства, которого били дубинками по голове».
                                                                                                                                                                 "Тверская область

19 сентября 2012 года

В Комитет по защите прав заключенных МОПД «Единство» на горячую линию поступило сообщение, что 12 сентября 2012 года спецназом УФСИН России по Тверской области были избиты осужденные, отбывающие наказание в ШИЗО и ПКТ ФКУ ИК-1. По предварительным данным, у части осужденных есть телесные повреждения (переломы). Один из заключенных, Зарубов О.Ю., скончался.

Родственникам осужденного Зарубова Олега Юрьевича сообщили, что он скончался от сердечной недостаточности. После получения тела выяснилось, что на теле Зарубова имеются многочисленные гематомы, проломлена лобная часть головы. В настоящее время подано заявление о возбуждении уголовного дела в СУ СК РФ поТверской области. Также Комитет располагает информацией, что родственникам Зарубова поступают угрозы а также настоятельные рекомендации захоронить Зарубова с диагнозом «смерть от сердечной недостаточности».

Костромская область

22 сентября 2012 года

В СИЗО-2 избивали заключенных. Гематомы и ссадины на телах осужденных были выявлены сотрудниками УФСИН России по Костромской области, которые приехали в учреждение. По данному факту проведена служебная проверка, материалы направлены в Галичский межрайонный СО СУ СК России по Костромской области. Возбуждено уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Саратовская область

12 октября 2012 года

В колониях Саратовской области заключенные работают в подпольных цехах, о которых не знают даже проверяющие. Об этом заявила на пресс-конференции в «Росбалте» мать погибшего от пыток в колонии №13 Артема Сотникова. По словам Ларисы Сотниковой, ставшей после смерти своего сына защитницей прав заключенных, в саратовских колониях развиты промышленные производства, где широко практикуется бесплатный труд заключенных.

По ее данным, в швейном цеху колонии строгого режима № 2 г. Энгельса заключенные работают в три смены за «зарплату» в 7–12 рублей в месяц, а заключенным колонии общего режима № 13 в том же Энгельсе приходится трудиться за «зарплату» в 80 рублей.

По словам Сотниковой, чтобы не оплачивать труд заключенных или платить за него копейки, сотрудники колоний регистрируют производства, расположенные на их территории, как «учебные». Она отметила, что в саратовской колонии общего режима № 33, «есть вообще закрытые цеха, про которые не знает ни руководство ФСИН, ни проверяющие. Когда приходят проверки, цеха закрывают и опечатывают, а после ухода проверяющих, эти цеха возобновляют свою работу», – рассказала Сотникова.

Кроме того, она сообщила о фактах вымогательства со стороны работников колоний области. Обычным делом, по ее утверждениям, является вымогательство работниками ФСИН так называемой «гуманитарки», когда от заключенных требуют «помощи» в виде телевизоров, холодильников, строительных материалов, которая должна поступить от их родственников. При этом, по словам Сотниковой, заключенных бьют до тех пор, пока такая «помощь» не поступит тем, кто ее требует.
 

Убегай

Беспредел
Ответ #12 - 13 Янв 2013, 19:27:29

       Это о беспределе, который готовится государством для наших детей. Что ждет правоохранительную систему Украины? Кого готовят "лучшие" юридические ВУЗы страны и кто придет на смену нынешним зажравшимся ментам? Статья именно об этом.                                                                                     
07.01.13 | ord-02.com
       "Правоохранительные» ВУЗы Украины готовят дипломированных «оборотней».

     «Открытое письмо министру МВД Захарченко В.Ю. «О поборах в Харьковском национальном университете внутренних дел. (ХНУВД)

     Товарищ министр, к Вам обращаются родители курсантов ХНУВД, потому, что больше не можем терпеть поборы и требования взяток у наших детей преподавательским составом, офицерами и комендатурой университета.

     Так при заступлении в суточный наряд по университету, дежурный комендант опрашивает курсантов на знание Закона Украины о милиции и в случае запинки курсанты сдают по 10 гривен.
     Кто хочет поспать в наряде приходит в комендатуру и дает 50 гривен дежурному.

     Курсовые офицеры занимаются поборами немного по-другому.Попался пьяный курсант - с него минимум 1000 гривен.
     Доставлен курсант в отделения милиции из бара или ночного клуба — тут уже до 3000 долларов за решение вопроса.
     Прогулять один учебный день, или иногороднему поехать домой - начальнику курса даешь 100 гривен в сутки и можешь неделями не ходить в университет.
     В летний месяц если не хочешь ходить в наряды — платишь начальнику курса 4000 тысячи гривен, а за тебя несут службу через день, те у кого денег нет.
     Раз в квартал нужно сдать по 100 гривен на бумагу, моющие средства и т.д..
     Часто начальник курса или его заместитель собирают по 10-20 гривен, не объясняя на какие нужды пойдут деньги.
      Также командиры учебных групп собирают по 20 гривен в неделю с каждого курсанта для начальника курса, чтобы не сидеть на самоподготовке.

     Немного о преподавательском составе. Преподаватели требуют деньги за каждую контрольную: тройка — 50-75 гривен, четверка — 75-120 гривен , пятерка −150 гривен, но расценки выше, если не зачет, а экзамен. Закрыть текущую двойку, не приходя на пересдачу — от 25 до 50 гривен.

     И золотая пора, это государственные экзамены. Экзамен по физ.подготовке: тройка стоит 100 долларов, четверка — 130 долларов , пятерка 150 долларов. Сдача денег обязательна и только в долларах, гривны не принимаются. Остальные госэкзамены по 100 долларов , за красный диплом плюс еще по 50 долларов за каждый. Деньги собирает старшина курса.

       На данный момент курсантов учат только давать взятки, а придут они после окончания вуза в свои РОВД и тоже без зазрения совести начнут с граждан требовать деньги потому что их так научили в учебном заведении.

     Товарищ министр пожалуйста прислушайтесь к просьбе родителей учащихся, и наведите порядок в ХНУВД, самом коррумпированном вузе страны.

     С уважением родители курсантов ХНУВД."
                                                                                                                                                                                               Комментарий:
     ХНУВД — ключевой ВУЗ в системе подготовки милицейских кадров в Украине. Выпускники этого ведомственного ВУЗа «делают погоду» в правоохранительной системе государства, возглавляют многие важнейшие должности в правоохранительной системе.
     ХНУВД — это свыше 12 000 студентов. Вуз готовит специалистов для подразделений следствия и дознания, милиции общественной безопасности, криминальной милиции.
 А практически — рассадник коррупции и место подготовки квалифицированных преступников в погонах. Потому что студент, дающий взятку — такой же уголовник, как и преподаватель, эту взятку берущих.

     Потому что если в «милицейском», «прокурорском», судейском«, «СБУшном» ВУЗе берут взятки и процветает кумовство, то это — распад государства. Если в правоохранительных ВУЗах Украины с коррупцией никто не борется, то правоохранительную систему государства возглавляют враги Украины. Потому что только врагу государства выгодно такое положение вещей.

     Это преступно: обучать специальным знаниям и навыкам людей, совершающих преступления (дача взяток) с первых дней обучения. «На выходе» получаем квалифицированных преступников в погонах, обладающих теоретическими знаниями и практическими навыками, позволяющими им избегать наказания. Эти люди на службе объединяются в преступные группы и сообщества и совершают наиболее дерзкие, особо опасные преступления. Оставаясь при этом безнаказанными.

     При этом криминализированные кадры милиции вытесняют с важных постов немногих честных, работников, чтобы обезопасить свою противозаконную деятельность.

     Результат тотальной криминализации правоохранительной системы Украины видит практически каждый, кто имел несчастье с ней столкнуться — даже на уровне встречи с нарядом ППС или при обращении в райотдел милиции (то же самое и в прокуратуре).

     Все очень просто: в милицейские ВУЗы поступают за взятку дети таких же «продажных ментов»; криминальная система сама себя воспроизводит.
 

СИЗЫЙ

Беспредел
Ответ #13 - 13 Янв 2013, 20:03:36

что-то дёшево экзамены, я в юрке больше плачу)
 

DRELIA

  • Гость
Беспредел
Ответ #14 - 13 Янв 2013, 21:11:45

я или родители?
 

Кейдж

  • Местный
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 449
  • Freedom.
    • daryl123123
Беспредел
Ответ #15 - 17 Янв 2013, 03:53:53

Дели красава

По теме прав у нас нет
И не будет.
И не только у нас, а у людей в принципе.
Ошибки сделают нас нелюдимыми,
пустота в сердцах - нелюбимыми
опыт станет нечем, если сохнет душа,
когда топчешь на месте не делая шаг
 

Кейдж

  • Местный
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 449
  • Freedom.
    • daryl123123
Беспредел
Ответ #16 - 19 Янв 2013, 23:50:22

Ты считаешь , у нас есть выбор?
Нам дали в грязи копаться , и то хорошо
Какие права? это даже не смешно , люди гибнут не за что и не наркоманы , а обычные люди
Мы живем , так как нам указывают и никакой свободы нет , это обычная иллюзия
Те кто все это делают , смеются над нами
Какие права? меня мусора в машину запхали , раздели и решили выставить на деньги
В это время я шел с работы.
Сразу в наручники , пару ударов и в отделение
Хотели повесить статью за якобы переделанный ствол , под настоящий
естественно переделано ничего не было , после повезли на анализы
Я не мог здать , ну вообще никак , заставили выпить воды пил результата ноль
Дальше катать поехали , думали как разводить
В итоге сняли наручники к вечеру , выбросили нахер из машины
Забрали все что было.
Позвонил знакомому , когда возможность появилась , разрулил
Но в итоге , то что? мне что отдали что-то? Они просто отгребли , а мне то что от этого
Так они еще приходили на другой адрес потом , без формы хотели меня е...нуть , как я узнал потому что деньги я им и не думал нести , а живу я не там куда они приходили , специально , так вымутил
Их поймали когда они пришил за мной  в третий раз
Хорошие у нас права

Ошибки сделают нас нелюдимыми,
пустота в сердцах - нелюбимыми
опыт станет нечем, если сохнет душа,
когда топчешь на месте не делая шаг
 

Убегай

Беспредел
Ответ #17 - 01 Фев 2013, 12:45:24

На Украине банкиры хотят оштрафовать обманутых вкладчиков за пикет с требованием вернуть деньги

31.01.2013   
Киев. Сегодня в суде г. Киева началось рассмотрение иска коммерческого банка «Экспобанк» о взыскании 200 тыс грн с людей, обманутых этим же банком.
6 октября 2011 года группа граждан вышла на улицы, требуя вернуть им вложенные деньги – 40 млн грн.
Теперь за проведение пикетирования руководство «Экспобанка» требует у обманутых вкладчиков 200 тыс грн морального ущерба.
 Рассказывает Виталий Черняховский ("Форум спасения Киева"): «Ко мне обратились обманутые вкладчики. Они знают, что наша организация занимается правозащитной деятельностью. Теперь за проведение этого пикета, за то, что мы развернули плакаты и скандировали «Экспобанк», отдай деньги!», «Гетманенко, выйди к людям!» владелец банка Гетманенко подал на нас в суд. Банк «Экспобанк» на самом деле находится в плачевном состоянии… Сейчас им нечем выплачивать депозиты. Вкладчики банка, которые имеют договоры, приходят в помещение банка на Дмитриевскую, 18/24 и просят вернуть свои средства, но не могут их получить. Под разными предлогами им отказывают в выплате. Зато начиная с конца прошлого года, то есть ноябрь, декабрь, январь этого года, они привлекают деньги под 26% годовых. Это – новая финансовая пирамида, естественно, она рухнет, они ищут новых жертв».
«Я – потерпевший вкладчик от «Экспобанка». Весной 2009 года мною были вложены крупные средства в «Экспобанк», и в июне месяце 2009 года эти средства были украдены руководящими сотрудниками «Станкостроительного филиала «Экспобанка», директором филиала Островским, главным бухгалтером. Возбудили уголовное дело, которое было расследовано главным следственным управлением. На основании обвинительного заключения Генеральной прокуратуры Украины главным организатором этого преступления является бывший директор этого филиала, который сейчас является советником председателя правления ПАО «АБ «Экспобанк». Островский является главным организатором. Банк подал на меня и Черняховского иск, они считают, что мы нашими акциями у стен банка испортили имидж банка», – рассказал потерпевший вкладчик Александр Пахаренко.                                                                    Никто не смеет требовать у банкиров свои деньги назад.
 

POLINA

  • Глобальный модератор
  • Старожил
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1209
  • Умерла(сообщение от сына)(не шутка)
Беспредел
Ответ #18 - 20 Фев 2013, 21:14:05

                      ЕСПЧ: время разгружать СИЗО

  Прошел год со дня принятия Европейским Судом постановления по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» от 10 января 2012 года

  Постановление по жалобам Ананьева и Башировых на условия содержания в СИЗО не только в очередной (80-й!) раз признало нарушение российскими властями статьи 3 Конвенции, запрещающей пытки и жестокое обращение. В этом постановлении ЕСПЧ предложил развернутый и реалистичный план поэтапного исправления ситуации, включающий, в первую очередь, срочные меры, для принятия которых не требуется чрезвычайных капиталовложений. а достаточно лишь оперативных точечных законодательных изменений, организационных мер и так называемой «политической воли».   
  Несмотря на то, что общая численность заключенных заметно сократилась что является следствием «медведевской» реформы УК (на 1 января это 701,9 тысяч, на 53,7 тысячи меньше, чем год назад), число содержащихся под стражей, наоборот, увеличилось и составляет 113,6 тысяч человек (на 1495 человек больше). Это означает, что постановление ЕСПЧ не исполняется.
  Постановлением по делу Ананьева к жестоким условиям содержания вновь отнесены переполненность камер, отсутствие вентиляции, достаточного дневного освещения и отопления, приемлемых мест для прогулок, невозможность уединения при пользования туалетом, нарушение санитарных норм.
  ЕСПЧ сформулировал также три условия, при наличии хотя бы одного из которых практически всегда можно констатировать нарушение статьи 3 Конвенции. Эти условия относятся к недостатку личного пространства и не исключают, конечно, признание нарушающими запрет жестокого бесчеловечного обращения при других обстоятельствах. Условия эти таковы: «(a) каждый заключенный должен иметь личное спальное место в камере;(b) каждый заключенный должен обладать как минимум 4 кв. м личного пространства;(c) общее пространство камеры должно позволять заключенным свободно передвигаться между предметами мебели».
  Существующие в РФ варианты компенсации вреда, причиненного содержанием в таких условиях, неадекватны: «Европейский Суд не находит, что современное состояние российского законодательства позволяет истцам по делам о возмещении вреда взыскать адекватную компенсацию при доказывании своих утверждений о бесчеловечных или унижающих достоинство условиях содержания под стражей» (п.118). Единственным, но отнюдь не скородействующим, да и не всем доступным средством возмещения вреда остается жалоба в ЕСПЧ.
  Убедившись за 10 лет (первое решение по СИЗО было принято в 2002 году), что российские власти аккуратно выплачивают присужденные в Страсбурге суммы, но не спешат принимать общие меры для исправления ситуации как таковой, Европейский Суд признал по делу Ананьева нарушение статьи 46 Конвенции, т.е. неисполнение РФ ранее принятых постановлений. Взяв так сказать инициативу в свои руки, ЕСПЧ прямо обозначил, что нужно делать для достижения ощутимых результатов в «продолжающейся борьбе против постоянной перенаселенности следственных изоляторов». Это, во-первых, снижение частоты избрания и, особенно, продления меры пресечения в виде заключения под стражу; во-вторых - ряд временных экстренных действий по реальной компенсации физического и морального вреда, причиненного заключением. Первое сводится к формуле «содержание в следственном изоляторе может быть избрано, только если применение других мер невозможно». К этому императивному указанию следует обращаться при рассмотрении судом ходатайств следствия об аресте и, тем более, при обжаловании постановлений об избрании меры пресечения.
  Среди временных мер особую ценность имеет следующая позиция ЕСПЧ:
  «Смягчение наказания при определенных условиях может быть формой компенсации содержащимся под стражей в связи с нарушениями Конвенции, которые имели место во время уголовного разбирательства в отношении их. Европейский Суд ранее признавал, что в делах, касающихся несоблюдения требования разумного срока, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, национальные власти могут предоставить адекватную компенсацию, в частности, путем смягчения приговора заявителя ясным и соизмеримым образом» (п.222). Говоря проще, Европейский Суд рекомендовал до создания нормальных условий содержания в СИЗО соотносить назначаемое наказание со временем, проведенным осужденным под стражей. Такой механизм уже давно был предложен в виде снижающего коэффициента при назначении наказания, а именно зачет одного дня в СИЗО как двух или полутора дней лишения свободы (в зависимости от вида исправительного учреждения). Но через Думу не прошел даже законопроект, внесенный депутатом П.В.Крашенинниковым, о коэффициентах 1:1,5 при отбывании наказания в колонии общего режима и 1:2 – в колонии-поселении. Этого, конечно, недостаточно, так как осуждаемые на строгий режим составляют существенную часть пребывающих в СИЗО, а условия при строгом режиме мало чем отличаются от общего (существует мнение, что строгий режим в целом лучше общего).
  Правда, однако такова, что повлиять на Парламент не может и Европейский Суд. Но чтобы Постановление ЕСПЧ, имеющее большую юридическую силу, чем УК и УПК, исполнялось, обвиняемым и их защитникам следует каждый раз, когда суд разрешает вопрос о наказании (при постановлении приговора и рассмотрении жалоб) заявлять ходатайства о снижении наказания с учетом отбытого предварительного заключения, опираясь при этом на Постановление Европейского Суда от 10 января 2012 года..
 

POLINA

  • Глобальный модератор
  • Старожил
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1209
  • Умерла(сообщение от сына)(не шутка)
Беспредел
Ответ #19 - 16 Мар 2013, 16:08:59

Не смотря на внесение изменений в ст.228 УК РФ,на практике вполне возможно применение старой редакции ст. 228 УК РФ, осуждение по которой законодательно признанно неправомерным. Об этом свидетельствует практика осуждения граждан по ст. 228 УК РФ и после того, как судьям стало известно об изменениях и дополнениях в УК РФ. Оправдательных приговоров не выносили.
Таковы причуды нашей правоприменительной практики, сила инерции судебной системы, приучившей судей действовать, не руководствуясь совестью и законом, а стереотипами сложившейся судебной практики.
До тех пор, пока наша правоприменительная практика будет таковой, осуждение заведомо невиновных ещё долгое время будет оставаться главным «достижением» нашего правосудия.
Если Министр внутренних дел России Б. Грызлов открыто признавал, что гражданам подбрасывают наркотики и на основе таких «оперативных разработок» осуждают, то вряд ли от таких деяний сумеет защитить новая редакция ст. 228 УК РФ, увеличивающая в десятки раз размеры наркотических доз. Фальсификаторам уголовных дел, облеченным властью, не составит никакого труда «подсунуть» наркотики и в больших размерах, чем они делали до этого. Тем более что в новом примечании к ст. 228 УК РФ указано, что не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств изъятие указанных средств при задержании лица, а также при производстве действия по их обнаружению и изъятию.
Государство, признав, что такое явление, как «подкладывание наркотиков» в стране имеет место, должно принять меры к тому, чтобы оно не только не повторялось, но и не было возможным со стороны тех, кто проводит задержание и изъятие наркотиков.
Как это сделать должны думать не только сотрудники собственной безопасности правоохранительных органов, выявляющие оборотней в погонах, но и те, кому поручено в России вести борьбу с этими преступлениями. Прежде всего, право на задержание лиц, заподозренных в потреблении и сбыте наркотиков, должны иметь не все. В России создан Госкомитет по контролю за оборотом наркотиков и психотропных веществ. Поэтому все методы выявления и изобличения деяний, связанных с наркотиками, должны являться объектом деятельности только сотрудников этого ведомства.
Этим не должен заниматься постовой милиционер, которому поручена охрана общественного порядка. Любой факт выявления деяний, перечисленных в ст. 228 и 228-1 и 2 УК РФ иными сотрудниками, кроме сотрудников Госнаркоконтроля, должен рассматриваться как злоупотребление должностными полномочиями. Это же должно быть основанием для подозрений о возможной фальсификации преступления теми лицами, которые в силу своих должностных полномочий обязаны заниматься иной правоохранительной деятельностью, не связанной с наркотиками.
Само задержание и изъятие наркотиков должно фиксироваться с помощью технических средств, что исключит желание подкладывать наркотики при их изъятии. Факт отсутствия фиксации изъятия наркотиков на технические носители информации должен быть одним из оснований отказа в возбуждении уголовного дела.
Всякие проблемы с использованием технических средств для фиксации изъятия наркотиков следует считать надуманными, так как сегодня даже у постового милиционера есть мобильный телефон, способный на фото или видео зафиксировать происходящее при выемке. Специализированные подразделения Госнаркоконтроля оснащены всеми необходимыми средствами для фиксации своих оперативных разработок. Их применение для документирования результатов задержания, обыска и изъятия наркотиков, только усилит доказательственное значение данных о том, что имело место преступление, связанное с наркотиками.
Не должны быть безучастными к произволу и граждане России. Министр внутренних дел прямо призывал граждан фиксировать на свои мобильные телефоны, видео- и фототехнику факты задержания, обыска и изъятия наркотиков.
Только такая активная работа позволит снизить случаи фальсификации дел с наркотиками, а также поспособствует сотрудникам Госнаркоконтроля в выработке методик изобличения наркодельцов, основанных на правилах доказывания их вины, установленных в Конституции России и федеральных законах.
В. Осин,
адвокат МГКА,
полковник милиции в отставке,
кандидат юридических наук.