информационный проект снижения вреда

Автор Тема: Личные истории - общие проблемы  (Прочитано 3238 раз)

Vantala

  • Гость

Эта тема создана для публикации личных историй, по которым становится видна и понятна истинная проблема, её первоисточники и возможно - пути решения.
Ранее - такой раздел был на сайте "Мотылёк". Поскольку сайт сейчас не работает - тема продолжает жизнь на форуме...

Для примера и старта - первая история из России (ждём истории из разных стран и городов).
Авторский текст не правится...

===========================================
Стационарный беспредел
В. Синцова (Калининград)
 
Право на охрану здоровья, как и все виды медицинской помощи на общих основаниях  законодательно гарантированы ВИЧ-инфицированным пациентам России. Также гарантирована и защита от дискриминации по принципу наличия какого-либо заболевания, недопустимость отказа в оказании медицинской помощи.Но на практике это далеко не так, особенно, если ты употребляешь наркотики.
Для многих их нас ВИЧ-отделение - это единственная больница, куда принимают со всеми болезнями, главное, чтобы были места.  В  остальных  больницах, как правило,  отказывают под «благовидным» предлогом, и для этого, кажется, предусмотрено все –  изначально, из центра СПИД нам дают не направление на госпитализацию в стационары, а направление на консультационный прием, так что у врачей всегда есть широкое поле для маневра. При обращении твое направление изучают,  тебя осматривают, а затем легко пишут отказ, как правило, это звучит так: «Оснований для госпитализации не найдено.  Перенаправляется на амбулаторное лечение по месту жительства», т.е. в поликлинику. Оттуда – нас снова направляют в центр СПИД, круг замыкается. Вот и получается, что «редкая птица долетит до середины Днепра», а лечения сможет добиться только мастер спорта- для больного пройти такой круг практически  нереально. Именно поэтому, так важно то, что происходит в нашей инфекционке,  в отделении, еще пахнувшим краской после ремонта, с туалетными комнатами на каждую палату, с персоналом, наиболее дружественным и обученным, в отличие от остальных. Но говорить приходится о том, что волнует и ранит, потому, что для многих из нас– эти стены последние на этом свете.

Тестирование «Без ведома больного»

   ВИЧ-отделение инфекционной больница г. Калининграда… В первый раз я была доставлена туда на скорой с высокой температурой, с которой мучилась уже почти неделю, и до последнего оттягивала вызов скорой помощи. Моё лечение началось сразу с момента поступления: уколы внутримышечно 3 раза в день по два препарата. И все это были антибиотики - видимо лекарство от всех имеющихся болезней. Затем, мне сделали флюорографию и вынесли вердикт - двухстороннее воспаление лёгких. Ну тут уж я спорить не стала, уколы назначены правильно. Но когда колоть, как мне казалось,  было уже некуда, я спросила врача: «Скажите, если есть другое лечение, я куплю необходимые лекарства», но врач мне ответила, что ничего не нужно, в больнице всё есть.
На тот момент я систематически употребляла наркотики, каждый вечер мне привозили дозу, я употребляла, но без фанатизма, потому что от этого мое состояние практически не улучшалось. При этом,  моя зависимость никак не влияла на лечение, уколы я не пропускала, таблетки пила, из отделения не отлучалась, в общем, лечилась добросовестно. И, признаюсь честно, совсем не обратила внимание, на то, что у меня через день брали анализ мочи, думала, что так и надо.
    И когда через 1,5 недели, мне, сделав снова флюорографию,  сказали, что моё воспаление рассосалось, и выписали меня, была крайне удивлена, потому, что состояние мое практически не улучшилось. Так как, поступив в больницу, я позвонила знакомому и сообщила, что с воспалением лежу в Инфекционке, он сказал, что минимум 1,5 месяца проваляюсь. А у меня прошло 1,5 недели и уже здорова? Оказалось, что подвох вот в чём: у меня через день брали анализ мочи и не для того, чтобы узнать содержание белков и т.д , а для того, чтобы сделать тест на наличие наркотиков, но все это делали без моего ведома. По-умолчанию.
     Выписку мне на руки не дали, просто сказали, что выписка будет в моей медицинской карте в Спид центре, это наша обычная практика- ничего нам в руки о нас . Но когда на следующий день после выписки я пришла в СПИД-центр, то  оказалось, что о чуде, рассосавшем моё воспаление уже  знали и врач –инфекционист, и медсестра, потому что это  было систематическое употребление наркотиков. Было обидно, но спорить я не стала, что я могу кому доказать. Да и как-то в голову не пришло, что это все не правильно, не по- человечески, да и незаконно.
     Прошло совсем немного времени. Во второй раз я приехала ложиться в больницу сама, по направлению моего лечащего врача. О том, что я употребляю наркотики, врач стационара само собой была в курсе. Поступила в отделение я с отёкшими ногами и большим, круглым животом, как во время беременности. Лечение, как и в прошлый раз было начато с уколов антибиотиками. На обходе врач просто спрашивала мня как самочувствие, и, получив ответ как, мерила давление, а затем молча уходила, на этом обход заканчивался. Помимо антибиотиков мне были назначены компрессы на ноги из мази Вишневского, но когда я подошла к медицинской сестре и спросила, когда мне сделают компресс, она ответила, что нет ни бинтов, ни мази Вишневского. Удивительно, у них же «всё есть»… Пришлось самой идти в аптеку и покупать.
     Нужно сказать, что в этот раз мое употребление наркотиков как-то постепенно сошло на нет, т.к.  деньгами меня родители не баловали, и друзья-торчки, навещали меня крайне редко.
И вот ситуация- в один из вечеров ко мне приехала школьная подруга,совсем не имеющая отношения к наркотикам. По иронии судьбы, это было уже после 21 часа, и  двери отделения  уже закрыли. Тогда  я договорилась с медсестрой, что она откроет мне дверь, и я через 20 минут вернусь, на моё удивление она мне её открыла. Уже утром мне принесли баночку и сказали сдать анализ мочи, я, конечно, сдала, даже без всякой задней мысли. Уже на обходе врач мне сказала, что тест который мне сделали, показал положительный результат на наркотики. Я просто онемела. На тот момент, я 3 недели не употребляла ничего!!! И он не мог быть положительным, просто потому, что не мог быть. Реакция у меня возможно должна была быть другой, но мне стало так обидно, что я заплакала, и сказала, что этого быть не может, а врач мне ответила: «Я бы тебя выписала не раздумывая, но через пару дней у тебя назначена Эхо-грамма, и я тебя оставлю,  да и к тому же, сроки твоего пребывания в стационаре давно превысили все нормы». Получается не только делают тесты на наркотики без ведома,а ещё и какие то сроки пребывания в стационаре имеются, и они измеряются не состоянием пациента, а количеством дней! Просто нонсенс.
И ведь там в ВИЧ-отделении весь медицинский персонал, все как партизаны, на любой вопрос связанный с лечением, например, что за уколы колете, или, как называются таблетки,которые вы мне даёте, ответ звучит один:  «Все вопросы к лечащему врачу». А врач, тоже молчит, и, как оказалось, занята тайным тестированием и подсчетом дней.
      Однажды, я задремала, и не заметила, что врач меня будит придя на обход, а я, открыв глаза, говорю ей, что то мне так плохо, аж проснуться не могу. Измеряет  мне давление, а оно - просто по нулям, ну сразу мне ставят капельницу, и я, в прямом смысле, оживаю.  Следует вопрос врача: «Наверное, ты кололась?», а вечером мне приносят баночку под мочу. Получается, раз тебе плохо, то ты кололась, это единственный вывод врача.
       В назначенный день, это был понедельник, мой отец отвез меня на Эхо-грамму (при больнице нет машины), после возвращения я отнесла врачу результаты, и она сказала, что в пятницу меня выпишет. Но на обходе в четверг, даже не измерив мне давление,  врач вдруг выдаёт: «Ты выписана, выписка, будет готова- с 15 до 16, дождёшься, и можешь ехать домой». Видимо, мой последний анализ мочи снова показал положительный результат. И уж тут абсолютно неважно, вылечили тебя или нет, тебя сразу выписывают - ты ведь наркоман! С тобой можно не считаться, и все делать молча, без всяких разъяснений. Странно, но  врач никогда не пыталась поговорить со мной, к примеру, предложить помощь нарколога, спросить, могу ли я попытаться что-либо изменить, или, хотя- бы обсудить  схему лечения, но врачу это ни разу не пришло в голову. Один раз правда у неё была попытка поговорить со мной, может, говорит, тебя перевести в наркологию на лечение, на что я не ответила ни да ни нет, больше врач к этому вопросу не возвращалась. Видимо, просто решила избавить себя от лишних хлопот. Может попросту узнала, что меня не положат в наркологию, а максимум, могут назначить амбулаторное лечение.
     Подведя всему этому итог, напрашивается вывод: если у тебя Вич, то тебя не могут положить в обычную больницу, со здоровыми, положат только в стационар для Вич-инфицированных, потому, что больше никто не примет – ни кардиология, ни хирургия. А если ты, ко всему прочему, ещё и наркоман, то лечить  тебя и там не будут - УМИРАЙ!!! Потому, что кто-то решил тебя тайно протестировать, да и залежался ты в отделении больше положенного срока.
Тест на наличие наркотических средств в организме, как я понимаю, должны брать с согласия пациента, а не тайно.  Ведь когда останавливают водителя с видимыми признаками опьянения, его спрашивают, согласен ли он пройти тест, а тут считают, что и спрашивать не надо.  Я уверена, что когда что-то происходит один раз - это случайность, а когда два – это скорее закономерность. Обидно, что отношение к наркоману такое, будто он не человек, и с ним можно поступать так,  как захочется. Но это же несправедливо! А кроме всего прочего, они поступают так, словно хотят от тебя избавиться. Но кого же тогда лечить то будут в ВИЧ - отделении– избранных?! Или кого-то лечить, а кого-то сразу – в топку?
Наболело!! Кто дал согласие и проводил тестирование,  и чей материал тайно исследовали?  Кроме этого, кто подтвердит, что действительно был  положительный  результат??? Иподобных  вопросов возникает очень много.

Софья  в  палате номер шесть   
 
 
Хочу рассказать о том, что проблемы в ВИЧ-отделении возникали не только у меня, и не всегда они связаны непосредственно с употреблением наркотиков. Один из таких примеров - Софья.
Софью положили  в больницу с иммунитетом в одну клетку. Удивительно, но она ходила самостоятельно и не выглядела  обреченной, крепкая с виду, разговорчивая. АРВ- терапию она еще не принимала,  и начала только там – в больнице. Ей назначили  и стали колоть фузеон, и один раз в день надо было пить по две таблетки. Врач настаивала, чтобы Соня  сама училась колоть и разводить лекарство, но о каком самостоятельном  приёме лекарств может идти речь, если она сама не может сделать элементарных вещей: перестелить постель, вымыть кружку, или отнести за собой тарелки. Медсёстры делали ей уколы сами и сами разводили препарат. Когда её иммунитет поднялся до 4-х клеток, Соня  стала выходить на улицу, реже просить о помощи, делая те или иные действия самостоятельно. Когда она в  очередной раз сдала кровь на анализ, он показал, что иммунитет у неё подрос на две клетки и теперь он стал уже 6-ть клеток. Вроде поднялся, пусть малость, но подрос, но чувствовать себя она стала хуже, даже надела памперсы. И как я её не убеждала, что надо на унитаз ходить - всё напрасно, она выбрала лёгкий путь, а может быть по-другому просто не могла. Не знаю. В один из дней  неожиданно врач на обходе сказала, что через четыре дня Соню выпишут. Сказала, чтобы она училась правильно колоть себе уколы, и не забывала про таблетки. Соня стала строить наполеоновские планы на ближайшее будущее, я  слушала ее и понимала, что ни одно из намеченных действий – невыполнимо, она просто, приедет  домой, ляжет и будет лежать. Как мне показалось, врачи сделали всё возможное, и сейчас всё зависит от самой Софьи, от её желания жить. От понимания пеобходимости принятия АРВ-терапии, правильности приёма и огромной приверженности.
      Её выписали, но не прошло и двух недель, как привезли на скорой назад. И честно сказать, вид у неё был гораздо хуже, чем когда её выписывали. Завели  в палату: цвет лица землистый, одета как бомж,  короче, видок ещё тот. Причём, собираясь в больницу, она взяла с собой не всю терапию, а только один вид таблеток, а ей надо пить два, от уколов  было почти всё, но всего на три укола. Причём ее наборе шприцы были 2-ух граммовые,  инсулиновые она с собой не взяла, а ведь укол делаю подкожно. Когда я увидела как колет себе укол сама Соня мне стало ясно, что причина ухудшения её состояния это неправильный приём препаратов, ведь уколы она колола 2-ух граммовым шприцем  внутримышечно, а про таблетки, забывала вообще.  Странно, что никто не объяснял ей, как принимать терапию и никто не контролировал ее прием.  Тогда  получается, что у самого медперсонала значимость терапии не имеет значения,  но самое странное, что при этом,  имеет значение значимость такого препарата, как феназепам!  Его  медики выдают под строгим и чётким контролем,  и даже проверяют, чтобы выпила. Терапию  же просто кладут на тумбочку, абсолютно не учитывая состояние больного, понимает ли он вообще, а выпил он таблетки или нет, их не волнует. Становится ясно, что колоть уколы Соню так и не научили, а ведь их нужно не только правильно уколоть, но ещё и развести и растворить.
Меня выписали, а Соня осталась, я изредка ей звонила, по голосу вроде-бы бодрячок, и я думала, что она идёт на поправку.

В выходные я  приехала навестить приятельницу, которой не оказалось в больнице, тогда я решила заодно навестить Софью.  Та картина,  которую я увидила, просто шокировала меня. На кровати на луже мочи, ноги все в говне лежала Соня в памперсе,  который давно был переполнен, в палате вонь нестерпимая,  а девочки лежат и спокойно читают газеты. Я стала интересоваться, кто в вечернее время моет и меняет памперсы, девочки мне сказали, что никто, ведь санитарки ушли домой. Получается, раз ты не мощный и после 18.00 у тебя случилась «неожиданность», то придётся лежать и терпеть. Вряд ли, те, кто лежит в палате станут менять больному памперс, и уж тем более его мыть. А возможно, совсем слабых и больных специально кладут в одну палату с ходячими, в надежде, что устанут они  от вони, никуда не денутся - помоют и поменяют, но видимо это верно не для всех… В этой палате  собралась кучка тех, кто лучше будет в вони лежать, но до больного не дотронется.
         Я заставила Соню пойти в душ, помогла ей помыться. Постирала грязные, испачканные вещи, перестелила постель. С девочек я была в шоке, понятно, что они не обязаны, но ведь, мало того, что самим п в этом жить, но еще и что-то человеческое должно же быть? Когда я отмыла и переодела Соню, то чистый памперс я не нашла. Мало того, что нет того чья это работа, но ещё и памперс  про запас просто не оставили. И вывод напрашивается сам собой: раз ты немощен и не можешь за собой ухаживать, а обделался после 18.00, валяйся и воняй до утра,  жди, когда придёт персонал  помоет и поменяет. И тогда жизнь сразу покажется раем!!!! А ведьСоня в этой больнице не одна такая немощная!  И  даже если жизни у них осталось на глоток, пусть это будет глоток чистого кислорода, а не запах говна и мочи. В такие моменты я жутко сожалею, что больна, я бы честно, на добровольных началах пошла бы помогать, ведь многие просто доживают свою и так непутёвую жизнь в стенах этого стационара. Но, увы, физически я слаба и помощи от меня, как из говна лепить( патрон). Я не могу молчать и пишу об этом, на данный момент это тот минимум, который сейчас возможен с моей стороны. Но я верю, что, будут приняты меры, и жизнь станет краше, пусть даже в стенах  нашего единственного стационара, может там люди начнут улыбаться и станут добрее.
     
Мы -  инициативная группа ЕСЛУН г. Калининграда  «Становление» приняли решение  -нам необходимо  действовать! Наши права нарушаются, и невозможно молчать, не предпринимая ничего в защиту наших прав! Мы не можем допустить, чтобы в ВИЧ-отделении страдали люди, употребляющие наркотики, чтобы им, даже перед смертью,  не выдавали элементарных обезболивающих – просто потому, что их там нет! Эпидемии в Калининграде более 20 лет,  пришла пора задуматься и решить все вопросы, касающиеся права тяжело больных  людей на достойный уход. Независимо от роста и ГОСТа, от их увлечений и пристрастий,  от их диагнозов и судимостей.  Потому, что лечение – не привиллегия, а право  каждого пациента, страдающего от болезни. Если в стране  нет адекватного лечения наркомании, Заместительная терапиязапрещена законом, а уличные наркотики – причина выписки,  что же  делать человеку, который страдает от боли?
Мы решили написать  в Министерство здравоохранения Калининградской области заявление, ходатайство  или жалобу, поднять вопрос о выписке  недолеченных больных при положительном результате неподтвержденного никем тайного тестирования; написать о том, что подобным предлогом возможно пользоваться для выписки неугодных пациентов, заподозренных в наркозависимости, манипулировать ими и выбрасывать их на улицу тогда, когда «сроки лечения превышены».  Решили написать о том, что в отделении отсутствуют условия для ухода за тяжело больными, паллиативными пациентами, особенно  в вечернее и ночное время, когда какая-либо помощь вообще отсутствует, об отсутствии обезболивания для паллиативных пациентов, даже на предсмертных стадиях. 
О полученных ответах и результатах мы будем сообщать отдельно.
 
                                                                                         С уважением. Вероника.

 
 
 

Tarik

Личные истории - общие проблемы
Ответ #1 - 03 Окт 2013, 13:14:27

 осилил..печально..в раше чего-то добиться будет нелегко..
 
 

Jeepo

Личные истории - общие проблемы
Ответ #2 - 09 Мар 2014, 12:03:49

Да...и у нас в казахстане,практически тоже самое.Наверное это у нас от союза осталось.Всеобщий похуизм и безразличие.
 
Extremely missing
 

Кощей

Личные истории - общие проблемы
Ответ #3 - 16 Авг 2014, 23:51:49

Ничё удивительного обычных то людей в гроб наши врачи вгоняют, а тут вичёвые нарки. Меня после пневмоторекса так же выгнали из больнички. Пара дней осталась до снятия трубки. Врач пришёл и кричит, что за нарушение режима пошёл нах без выписки. Мочу так же брали каждый день. Но я знал для чего. Они видимо дождались, когда моё состояние стабилизируется, крови в дренаже не стало, ну и выпизднули. Про то как моей жене кесарево делали я вообще промолчу.
Инфекционка у нас хорошая. А в обычных больничках глумятся над нами. Парня с распадом лёгких мариновали две недели - лечили воспаление.

Ну а хули, мы же монстры, какого отношения вы ждали? Я лично отношусь к этому, как к расплате, точнее части расплаты. А раплачиваться, уж поверьте, лично мне есть за что.